15:45 

Что-то я забрасываю дайри

Эррор Ляпсус
Пока не знаю, чего здесь писать, буду "еретические истории" складывать.

В вышеуказанном году, на следующий день после дня Святого Мартина [12 ноября 1273 года] Гильберт де Сен-Мишель из Лас-Тузеля, сын покойного Пейре де Сен-Мишеля из Лас-Тузеля, будучи приведён к присяге и спрошен, как и указанные выше, сказал, что однажды в Лас-Тузеле, в недавно посаженном винограднике своего отца под одним деревом, где была хижина из хвороста, он увидел издали двух мужчин, которые подозвали его, но не голосом, а жестами. Будучи ребёнком, он, однако, испугался, и не пошёл к ним, а вернулся в дом отца, и всё рассказал отцу. Его отец сказал, однако, что это были добрые люди, которых называют 'еретиками', и что он не должен бояться, а должен подходить к ним с доверием, потому что они были его друзьями. Услышав это, этот свидетель вернулся в упомянутое место, и нашёл там упомянутых еретиков, то есть Раймона де Маса и его спутника. И там этот свидетель слушал их слова и наставления, но не поклонялся им.
Будучи спрошен о времени, он сказал, что это было шестнадцать лет назад или около того.
Также, он сказал, что в Лас-Тузеле, в доме своего отца, он много раз, так много, что не помнит сколько именно, видел вышеупомянутого Раймона де Маса и его спутника Вилиана, еретиков, с различными другими их спутниками, еретиками, имён которых он не помнит. И там этот свидетель часто поклонялся упомянутым еретикам, трижды преклоняя колени и говоря 'Благословите меня', по обычаю еретиков. И он часто видел там вышеупомянутого Пейре де Сен-Мишеля, своего отца, Гразиду, мать свидетеля, Раймона де Сен-Мишеля, брата этого свидетеля, ныне бежавшего по причине ереси, и все они, и этот свидетель часто поклонялись вышеупомянутым еретикам в различных случаях, и слушали наставления и проповеди упомянутых еретиков, и если с ними за одним столом, и ели благословлённый ими хлеб. И всё это происходило в вышеуказанное время.
Также он видел в вышеупомянутом доме своего отца с еретиками, но не помнит с какими именно - и Пейре де Лаурака, который живёт в доме на пустоши (?) в приходе Руменс, которые оба поклонялись этим еретикам и слушали их наставления. И это было четырнадцать лет назад или около того.
И сразу же, по ходу разговора, вспомнив, он сказал, что эти еретики были Гильём Прунель и его спутник.
Также он сказал, что в Пальвиле, в доме Иоанна де Бугареля и Аладаики, его жены, сестры этого свидетеля, он видел двух еретиков, чьих имён он не знает, и он видел вместе с ними упомянутых Иоанна и Аладаику, которые вместе с этим свидетелем поклонялись им и слушали их проповедь. И это было восемь лет назад или около того.
Также он сказал, что когда он и Аладаика, сестра этого свидетеля, пошли в Fontrougé [в тексте Frontorge, в примечании указано, что место в точности неизвестно, в тексте - предположительное настоящее название], увидеть одного мальчика, за которым ухаживала вышеупомянутая Аладаика, сына Пейре Гобера, дворянина из Пюилорана, некая женщина по имени Бернарда, служанка вышеупомянутого дворянина, отвела этого свидетеля и вышеупомянутую Аладаику в виноградник вышеупомянутого дворянина. И там они собирали инжир и виноград, который эта Бернарда взяла для еретиков из леса, относящегося к Bartac (?) возле Сен-Мишель, и когда они были у входа в этот лес, этот свидетель и упомянутая Аладаика, идя впереди, видели, что упомянутая Бернарда была там и пыталась увидеть их (?). И в то время как этот свидетель и упомянутая Аладаика уходили, упомянутая Бернарда вошла в этот лес, к еретикам; но этот свидетель не видел этого, и не знает, что она там делала с ними; и ему кажется, что упомянутая Бернарда была арестована за ересь. И это было восемнадцать лет назад или около того.
Также он сказал, что в то время, когда еретики останавливались в доме родителей этого свидетеля или около дома, он видел, как приходили господин Аймери де Рокфор и леди Маркеза, его жена, но не вместе, а по отдельности. И они часто ели в этом доме, а упомянутый господин Аймери и спал там, но этот свидетель не видел их вместе с еретиками. Он думает, однако, что они очень почитали их, и что упомянутый господин Аймери и госпожа Маркеза приходили туда из-за рыцарского владения (?), которое они получили у Гильбера де Фуассака, рыцаря, в Лас-Тузеле, в Сен-Мишель (?).
Также он сказал, что в то время этот свидетель слышал, как его вышеупомянутые родители несколько раз говорили, что господин Аймери и госпожа Маркеза были друзьями еретиков и верующими в еретиков.
Относительно времени он сказал, что это было от пятнадцати лет назад и до смерти его матери.
Также он сказал, что по наказу своей матери этот свидетель часто ходил в Dreuilhe (?), в дом Бернарды Иордан. И там упомянутая Бернарда и Пейре Иордан, её сын, давали этому свидетелю иногда зерно, иногда бобы, орехи и другие фрукты и провизию, позволяющие его матери помогать еретикам. И вышеупомянутая Бернарда, и вышеупомянутый Пейре, её сын, уже носят кресты за ересь. И это было тринадцать лет назад или около того.
Также он сказал, что слышал как вышеупомянутая Гразида, его мать, что она получала хлеб, бобы, лук, капуста и другая провизия для помощи еретикам от Раймона Trelha (?), от Элии Одноногой (?), и, наконец, от Гирауды Ферье, и из домов людей в Сорезе.
О времени он сказал, что это было от пятнадцати лет назад и до времени смерти его матери, которая случилась лет пять назад или около того.
Также он сказал, что видел три или четыре раза в Пюилоране и в Сен-Поль-Кап-де-Жу, как Пейре де Грассен из Сен-Поля давал вышеупомянутой Гразиде, его матери, рыбу, фрукты и бобы, чтобы она могла принять еретиков в своём доме.
О времени: тринадцать лет назад или около того.
Также он сказал, что слышал, как вышеупомянутая Гразида, мать этого свидетеля, что она часто получала от Жерданы (?), жены Изарна Амиеля из Блана, иногда хлеб, иногда бобы, иногда фрукты, и один раз солёную рыбу. И он полагает, что упомянутая Жердана давала это матери этого свидетеля, чтобы передать через неё еретикам.
Также он сказал, что видел в Лас-Тузель, в доме матери этого свидетеля, Раймона Виталя и его спутника, еретиков. И он видел вместе с ними свою вышеупомянутую мать, и Пейре де Лаурака из Руменса, и они, и этот свидетель, поклонялись там еретикам, и слушали их слова и наставления. И это было шесть лет назад или около того.
Он верил, что еретики были добрыми и праведными людьми, и что у них была хорошая вера, и что через них можно было обрести спасение.



На следующий день вышеупомянутый Гильберт, будучи приведён из замка Нарбонны, добавил к своей исповеди, сказав, что когда этот свидетель был однажды на росчисти называемой «D’enfaure», с Пейре де Сен-Мишелем, покойным отцом этого свидетеля, который приобрёл эту росчисть или часть недавно распаханной земли у Раймона Фабри, ткача, который был из Палаяка (?) и жил тогда в Лас-Тузеле, на эту росчисть приехал Изарн де Фуассак, дворянин из Пюилорана, который жил в Блане. И он приехал туда один, верхом, и он спешился со своего пони, которого отец этого свидетеля немедленно отдал держать этому свидетелю. И после этого отец этого свидетеля повёл его [Изарна] в лес в Корнелиане, который был неподалёку от этой росчисти. И он твёрдо уверен, что он повёл его к Гауселину, который был родом из Карамана, как, по-видимому, и его спутник – еретики, которых отец этого свидетеля и Раймон де Сен-Мишель, старший брат этого свидетеля, скрывали там; и пробыв там в течение некоторого времени, они оба вернулись. Этот свидетель, однако, ждал, держа пони, пока они не вернулись, и он не видел, говорил ли упомянутый дворянин с вышеупомянутыми еретиками. Но он сказал, что упомянутый отец этого свидетеля, и вышеупомянутый брат, и этот свидетель приносили еду этим еретикам и укрывали их там.
О времени: он сказал, что это было четырнадцать лет назад или около того.
Также он сказал, что упомянутый Изарн часто давал Гразиде, матери этого свидетеля, орехи и груши, и говорил ей, чтобы она взяла их и отдала еретикам от его имени.
Всё это он засвидетельствовал в Тулузе перед братом Ранульфом, инквизитором. Свидетели: господин Беренгар де Верне, Бернар Бонет, и я, Ато де Сен-Виктор, общественный нотариус инквизиции, который записал всё это.

В вышеуказанном году, в понедельник перед праздником святой Луции [11 декабря 1273], вышеупомянутый свидетель, будучи приведён из заключения, дополнил свою исповедь, сказав, что часто видел в вышеупомянутом доме своих родителей в Лас-Тузеле, так часто, что не может вспомнить, сколько именно раз, как Пейре де Сен-Мишель, младший брат этого свидетеля, встречал еретиков и поклонялся им, и слушал их слова и проповеди, и ел с ними за одним столом.
О времени: он сказал, что это было в последние пятнадцать лет, вплоть до вышеупомянутой смерти его матери, которая случилась пять лет назад или около того.
Также он добавил, что в вышеупомянутом доме он видел как вышеупомянутый Пейре, его брат, один или два или несколько раз поклонялся Гильёму Прунелю и его спутнику, еретикам.
Также он видел два или три или несколько раз в недавно посаженном винограднике отца этого свидетеля, этого Пейре и этих еретиков, а иногда и других.
О времени: как указано выше.
Также он сказал, что этот свидетель привёл Гильельму, дочь Гильёма Андре де Лампо, жену Пейре Понса де Лампо, в Пальвиль, к дому Иоанна де Бугареля и Аладаики, его жены, сестры этого свидетеля, где в это время были Раймон Виталь и его спутник, еретики. И там этот свидетель, и упомянутые Иоанн и Аладаика поклонялись вышеупомянутым еретикам. Но он не видел, говорила ли Гильельма с этими еретиками, и не знает, видела ли она их и поклонялась ли им.
О времени: он сказал, что это было семь лет назад или около того.
Будучи спрошен, видел ли он упомянутую Гильельму в одной комнате с упомянутыми еретиками, он сказал, что нет, еретики были в комнате, а Гильельма спала в зале у очага.

В лето Господа нашего тысяча двести семьдесят пятое, в субботу на день Святого Клемента [23 ноября], вышеупомянутый свидетель, будучи спрошен, слышал ли он от вышеупомянутого Пейре де Сен-Мишеля, чтобы вышеупомянутый Изарн де Фуассак встречался с вышеупомянутыми еретиками вместе с этим Пейре, отцом этого свидетеля, в вышеупомянутом лесу Корнелиан, сказал, что нет. Но этот свидетель подозревал и считал, что он встречался там с ними вместе с вышеупомянутым отцом этого свидетеля, потому что в то время вышеупомянутые еретики жили в этом лесу. И этот свидетель, и упомянутый отец этого свидетеля, и Раймон де Сен-Мишель, брат этого свидетеля, укрывали их там и приносили им еду, как уже было сказано выше.
Всё это он засвидетельствовал в Тулузе перед братом Понсом де Парнаком, инквизитором. Свидетели: брат Пейре Раймон Баранон, и я, Ато де Сен-Виктор, общественный нотариус инквизиции, который записал всё это.


В вышеуказанном году, во вторник после дня Блаженного Мартина [14 ноября 1273] Бартоломео Иордан из Рабастена в епархии Альби, будучи приведён к присяге в качестве свидетеля по поводу ереси и вальденсианства, сказал, что никогда не видел еретиков, кроме как однажды в Рабастене, в доме который называли домом Стефана из Небода, где они открыто жили и проповедовали. И с ним ходил Дюран Баррау (?) из Рабастена.
Будучи спрошен, поклонялся ли он им там, или слушал ли их проповеди, или ел, пил или как-то иначе имел с ними дело, он сказал, что нет.
Будучи спрошен, давал ли или посылал ли он что-нибудь этим еретикам, или получал ли что-нибудь от них или от их посланников, он сказал, что нет.
Также он сказал, что не делал там ничего другого, только сидел; и что он ушёл сразу же, как только услышал от этих еретиков, что человек не должен креститься [в значении «крестного знамения»].
Будучи спрошен о свидетелях, которые там были, он сказал, что не может никого вспомнить, но их там было много.
Будучи спрошен, привёл ли этот Бартоломео своего спутника в вышеупомянутый дом, где были еретики, или спутник привёл его, он сказал, что, кажется, спутник привёл его.
(Вышеупомянутый Дюран Баррау (?), будучи спрошен о времени, сказал, что это было целых сорок лет назад или около того).
Будучи спрошен, представал ли ранее перед инквизитором и исповедовался ли в этом, он сказал, что да, перед братом Ферье, как ему кажется.
Будучи спрошен, накладывали ли на него за это епитимью, он сказал, что нет.
Он также сказал, что никогда не видел еретиков или вальденсов или людей, бежавших из-за ереси, где-либо ещё.
Этот свидетель также сказал, что он разговаривал [видимо, имеется в виду – с еретиками], когда он и Дюран Баррау, его спутник, входили в упомянутый дом, и они перекрестились, и когда упомянутые еретики спросили их, зачем они перекрестились. Они сказали, что во благо, и когда упомянутые еретики сказали им, что они поступили неправильно, этот свидетель и его спутник ушли.
Этот свидетель также сказала, что он не совершал больше никакого другого еретического акта.
Он принёс клятву и отрёкся ото всех ересей.
Всё это упомянутый свидетель засвидетельствовал перед братом Ранульфом де Плассаком из ордена братьев-проповедников. Свидетели: Пейре Раймон Баранон и Сикард Люнель, и я, Бернар Бонет, общественный нотариус Тулузы, который записал всё это.

@темы: Еретические истории, История

URL
   

Эррор Ляпсус

главная